др

"Азбука рисования": семейный онлайн-курс Кружка скорого рисунка

Как всегда: о большом деле с долгой подготовкой и множеством историй за кадром сядешь писать - и не знаешь, как об этом рассказать. И в итоге сухо пишешь о сухом остатке, о том, ради чего все это было.

26 октября на сайте "Универсариум" стартует курс Кружка скорого рисунка "Азбука рисования". Этот курс разработан коллективом из двух авторов - Маши Титовой и меня, художественного руководителя Кружка Дмитрия Горелышева и директора Кружка Никиты Никитина. Курс обобщает наш личный опыт и некоторую часть коллективного опыта Кружка скорого рисунка. Записаться можно по ссылке (http://universarium.org/course/433), участие бесплатное.

Курс адресован детям, но говорим мы о больших базовых вещах, важных для художника любого возраста. Он состоит из семи тем-модулей: «Линия и пятно», «Основы композиции», «Контраст и нюанс», «Масштаб и пропорции», «Силуэт», «Форма», «Текстура и фактура». Каждый модуль длится полтора часа.

А теперь буду говорить только от своего лица. Для нас это первая проба онлайн-формата. Я не уверена, что онлайн-курсы "о рисовании вообще" работают: технические - да, возможно, и то не факт. Я уверена, что они не могут заменить совместного рисования, присутствия. Но я также уверена в том, что онлайн-курсы - это возможность поделиться мыслью, знанием с куда большим числом людей, чем это возможно "вживую". Для меня запись этого курса была возможностью создать альтернативу тому поверхностному, иногда - безграмотному, часто - механическому подходу, мнению, что в большом количестве живет и размножается в интернет-пространстве. Я верю, что "Азбука рисования" полезна как минимум тем, что в ней названы темы, о которых стоит думать и говорить художнику любого возраста, умений и вкусовых предпочтений.

др

Династия Раку

А еще смотрели там же, в Пушкинском, выставку керамики Раку. Почему-то она оказалась мне сложной для восприятия, сложнее даже, чем Клее. Всю выставку рядом шла очень приличная детская экскурсия, которая неожиданно завершилась фразой: "В этом есть большой смысл, но нам с вами его не понять". Читаешь пояснения и думаешь - боже мой, боже мой, это совсем другая вселенная, и забредшему не-японцу вряд ли станет понятно, почему вот эта черная чаша на ножке, с неровным краем и туловом, расширенным книзу, излучает полноту бытия, а черная чаша такого же размера на ножке, с неровным краем и туловом, расширенным книзу, говорит о неполноте бытия. А "зона всматривания"!

Мой улов - история о преемственности и развитии. Керамику Раку с шестнадцатого века создают представители одной династии. На выставке показывают фильм о том, как создается эта керамика: на семейной мастерской по сей день висит вывеска "Здесь делают чаши раку", написанная каллиграфом в семнадцатом веке. Нынешний действующий патриарх дома Раку - Китидзаэмон XV - задумал, как я поняла из аннотации, революцию в искусстве Раку, наложив на традицию опыт, полученный в Париже. К завершению осмотра начинаешь видеть разницу между чашами разных мастеров, и на фоне изменений между работами первого и третьего патриарха династии, трудно понятных поверхностному мимо проходящему (белый декоративный акцент!) многослойные, сложные, пятнистые поверхности чаш Китидзаэмона XV выглядят авангардом, не отступничеством, конечно, но чуть ли не чем-то скандальным. Видно, что, как говорится, пройдена дорога в тысячу миль, длинный путь творца-создателя. И при всем, это - керамика Раку; сохранен принцип, подход, который оставляет работы Китидзаэмона XV принадлежащими именно этой традиции. Его чаши - в своем роду, керамическом семействе. Работы его сына, будущего патриарха Китидзаэмона XVI, как мне показалось, "на своем месте", в начале пути: классические формы, уважение к тому, что уже создано, простые решения сложных задач. Автор в начале долгого пути, в начале понимания и поиска своего голоса, чтобы потом самоустраниться из чаши, убрать из произведения "я". Очистить чашу от собственного "я" - цель мастеров Раку.
Эта выставка - та история, когда можно проследить развитие одной темы разными голосами на протяжении 450 лет. Так красиво и небыстро.

Секрет, состав черной глазури в династии не передается от отца к сыну. Каждый автор должен изобрести рецепт заново, создав свой собственный.

По наследству передается не только "должность" патриарха Раку, но и должность того, кто будет размешивать глазурь, чтобы каменный порошок не осел на дно. Сейчас это делает жена Китидзаэмона XV.

Работа над одной чашей ведется мастером около двух недель. На дровяной обжиг, который выполняется по технологии, неизменной с семнадцатого века, в помощь приглашается бригада рабочих.

Вычитала сейчас (ничего не знаю о японских чайных церемониях и этой культуре), что для оценки чаши помимо множества других критериев важны имена ее прежних владельцев.

др

(no subject)

Cходили сегодня в Пушкинский, смотрели выставку Рембрандта и Дмитрия Гутова «Рембрандт. Другой ракурс». Это первый случай, когда Пушкинский музей принимает в своих стенах проект Московской биеннале современного искусства. Показывают немного работ Рембрандта из собрания музея и инсталляции из металла Дмитрия Гутова. Как мне показалось, полное попадание в тему получилось в работе "Девушка". Выставочный проект отличный, со всех сторон осмысленный и интересный. Рекомендую успеть: завтра - последний день.

Как всегда, отдельно советую заглянуть в книгу отзывов. Местами очень интересное чтение.

др

Сентябрь

Я в суете забросила вспоминать, что же было за месяц, и это мне совсем не нравится. Постараюсь восстановить нужную привычку. А лето и вспоминать не буду, наверное, пусть оно и будет, как здесь заведено, мимолетным. Сентябрь.

Мы переехали в очень темную однокомнатную квартиру, но вообще она куда уютней прежней, хоть и несколько убитая. Я завершила этап "выкини и вымой все", по плану - этап "покрась все в белый цвет". Хорошо должно получиться. У нас дома дурка, шумно и часто бывают люди. Я почти каждый вечер пеку яблочный пирог по новому рецепту. Панкрат сказал, что у меня борщ ладно лучше, чем у бабушки и даже у деда, но лучше, чем у новгородской бабушки. Фамилия обязывает, я считаю. Так что я теперь вполне себе "тетка на хозяйстве",  мужики очень много едят, когда их много. Хочу в этом всем не залипнуть. Девчонки переезжать помогали, сестра и Оля.

Женя приводил к нам домой Сашу, подшефного мальчика из детского дома (программа "Старшие братья, старшие сестры"). Готовили обед, вместе катались на великах. Впечатлений хапнула: конечно, все что-то читали и в голове держат какой-то набор знаний о детях в детских домах, но когда видишь живого конкретного человека, оказавшегося в этой ситуации, - это совсем другое дело.

Работа-работа: я сама насобеседовала и выучила себе сотрудника (предыдущего насобеседованного уволила еще на стадии стажировки, говорят, отказывать человеку в работе - тоже очень важный опыт), и теперь учусь руководить) В моей ответственности - отдел продвижения. Про нас выходит куча статей.

В Кружке провели очередной блиц-курс Александра Николаевича Рыжкина, Дима провел третьяковский велопленэр, Женя возит живописцев в Суздаль. Стартовала семейная программа Кружка в Институте Русского Реалистического искусства.

В сентябре мы ездили в деревню вместе с Олей, Илюхой и Лялькой, двумя семьями. Ходили в лес по грибы, суп варили, мясо жарили, сидели на крылечке, знакомились с новым собаком Барбоской. Счастливый был день. Вообще сентябрь диковинный, фиксирую: двадцать шестого сентября люди загорали вовсю в Измайловском, двадцать седьмого видели купающихся людей в Покровском-Глебово. Интересно, будет ли в этом году много золотого? До сих пор, в общем-то, зелень держится. Ходили на пленэр, пару раз на великах катались. Одной ночью осуществили переброску доба на дачу и тонны тыкв и яблок с дачи. Яблочный дух - на весь дом. Слушали ночью, как яблоки падают. Город в этом сентябре у меня получился связанным с Кремлем, Курской, Китай-городом, - там почему-то гуляется, ну и Измайлово.

Была на отличной выставке "Русское деревянное. Взгляд из XXI века" в МУАР, выставка интересная, полезная и цеплючая. Аккуратно задумала поучаствовать в программах "Вереницы" ("Вереница" и "Наше дело" - волонтерские движения по восстановлению деревянных храмов русского Севера). Еще слушали пение в чистом строе, Никита, Кирилл и их товарищи пели в темноте в храме, своды низкие, уютно так.

День города был прекрасный. Наконец-то из пошлого ужаса вырос в хороший разнообразный городской праздник, на котором весело. Мы поехали специально послушать ГАМ V, где Никита играет, в Музей Гоголя, а в итоге нагулялись и сходили послушать дедов из Aerosmith, потому что я обожаю смотреть, как люди работают на больших концертах (особенно техподдержка). Деды - ого-го-го, всем ребятам пример, здорово отработали! Мне кажется, со всеми этими рок-н-ролльщиками так: или ты под действием веществ, излишеств и недосыпа сходишь с ума/кончаешь с собой/раздалбываешь себя в хлам до 33, но если уж ты эту дату пережил, то организм под влиянием наркотиков мутирует, ты заспиртовываешься, и до глубокой старости остаешься какой-то такой же.

Рисую с Димой гуашью в мастерской и на пленэре. Довольна, хорошо получается.

Как полезно вспоминать-то. Не в борще едином сентябрь прошел, оказывается. Картинки будут идиллические, из деревни.





др

одноразовое

Как будто все лето - лето одного раза. Вчера вечером после наших расчудесных танцев в Музеоне я никак не могла уйти с моста, потому что было тепло и очень красиво (много огоньков и вода перевешивают Петра и ЦДХ), и в голове было: "А может быть, это последний теплый день в этом году, и последний оупен, и следующий раз будет так нескоро, что, можно сказать, после смерти, после самой длинной ночи и бесконечного темного времени года, а то, что за ним, так далеко, что и не бывает вовсе". Этим летом как никогда хочется на-житься, "а вдруг это последний раз". И всего по разу как будто.

Купалась раз в ледяной запруде, раз - в Дубне, белую юбку (да что там, вообще юбку) надевала два раза, но это все равно как один. Один раз были в походе - один отпуск, один раз ездили на выходных (нет, на один выходной!) в другой город, один раз был Переславль и деревня. Один раз - день с папой на даче, один раз - нашествие друзей туда же, один раз - сами понаехали. Один разочек в розарии была. Университет один раз, читать книжку на подстилке в Тимирязевке один раз, на лужайке поваляться один раз. Пленэр с Кружком и тот - один раз! Один раз, по-моему, наброски. Один раз на лодке, один раз в бадминтон. Танцы - много, но как последний каждый раз. Велик вот не один раз, и шашлык - тоже несколько) Прогулок по летнему городу порядком, и парков много. Один раз - кино под открытым небом, один раз - концерт. Один раз на даче с подружкой в ее доме разговаривала. Ягоды с куста ела, раз - малину, раз - смородину, яблочную падалицу раз собирала, цветы один раз купила, один раз сама букет срезала и составила. Грибы собирала три дня подряд, но это все - один непрерывный раз.

Но самое-самое - один-единственный раз за все лето - загородное черное августовское звездное небо с метеоритами, я чуть с ума не сошла и от неба, и от воспоминаний, и от того факта, что раньше как-то же весь август на даче, и тусовка, и на колодце каждый вечер лежали и звезды видели, а тут - один раз. Но, с другой стороны, и его могло бы не быть.
др

Cубботнее утро

Утром субботы выходишь с велосипедом во двор и попадаешь как бы сразу во все летние дворы: ванная прохладного воздуха после душной квартиры, солнечные пятна на листьях, солнечные полоски на асфальте, пахнет одновременно зеленью и прибитой теплой пылью, и золотистая мелочь какая-то в луче кружится. И сразу как будто начало лета и ого-го.

Потом - другой запах, сырой штукатурки и тряпок. Это кварталы пятиэтажек, и сразу как будто маленький и в Советском Союзе.

Потом едешь через рынок, и вот там пир запахов: пахнет урожаем, выставкой достижений народного хозяйства, медом, спелыми фруктами, а еще копченой грудинкой. И сразу совсем не жалко, что август.

А потом въезжаешь в лес, где пахнет сырой лесной подстилкой и грунтовкой, где все, как за городом, и так хорошо. Но из этого запаха уже ничего не вырастет, горьковатый запах безо всяких сырых весенних обещаний.

Назад едешь - ничем не пахнет.
др

Атлантида русского Севера

Я хочу порекомендовать к просмотру документальный фильм "Атлантида русского Севера" о...не знаю, как и сформулировать. В Москве его еще будут показывать в августе, фильм идет и в других городах. Он снят на деньги, собранные с помощью краудфандинга на Planeta.ru. Cвой шаг авторы объясняют тем, что они хотели быть свободными в высказывании, независимыми от продюсера, который может начать подгонять кино под те или иные фестивали и делать его лубочной агиткой с креном либо в чернуху и пьяные рожи, либо в ура-патриотизм - в зависимости от фестиваля. Авторы же хотели сделать, как они говорят, зрительское кино, и решение о таком способе сбора средств очень логично: потенциальный зритель либо проголосует рублем, либо нет, будет понятно, нужно ли зрителю это кино. Оказалось, что нужно. Тем не менее, в статьях и отзывах об этом фильме полно разговоров о коньюктурности и пропаганде, что очень печально. Сами авторы просят воспринимать фильм как прогулку по уникальным, любимым ими местам, как встречу с людьми, которые там живут. Уж такие, как есть, живут, и у них разные мнения, которые могут не совпадать с мнением автора и зрителя. Делать на основе этого фильма всеобъемлющие выводы и обобщения, мне кажется, дело дурное. Грустно, когда что ни слово - то как будто обязательно маркер, крючок, зацепившись за который, можно долго, желчно и гладко заливать на любезную сердцу тему. Красота тогда - зачем? Жизнь в ее разнообразии - зачем?

В одном из интервью авторы говорят, что они хотели рассказать о Севере и волонтерском движении, занимающемся восстановлением памятников русского деревянного зодчества тем, кто ничего об этом не знает, потому что не законсервированными Кижами едиными. Это очень интересная тема и удивительные произведения искусства (как же я обрадовалась, когда первым в списке международных волонтерских реставраторских программ The Village я увидела Кенозерье!). А потом совершенно закономерно в фильм просочились люди и жизнь, то настоящее время, которое для кого-то - реальность.

"Атлантида русского Севера" - очень красивый и, как по мне, побуждающий к действию фильм. Он может стать материалом, пряжей, лоскутом, которые можно приспособить в свой тканый коврик внутренней работы, то есть, это полезная вещь. А как этим материалом распорядиться, какой узор сложить, - это уже ответственность зрителя. Пропаганда так пропаганда, агитка так агитка, хозяин - барин, какой хочет коврик, тот и делает, ему с обновкой жить.

др

Клуб

Внутри клуба я не была, а снаружи он, по-моему, нарядный, но на язык лезет отрывок из "Бронзовой птицы":

"Клуб был размалеван самым диким и невообразимым образом: изогнутые линии, круги, полосы, треугольники, просто кляксы, то бесформенные, то напоминающие морды диких зверей. Скамейки – полосатые, как зебры. Занавес – похожий на фартук маляра. Балки, поддерживающие крышу, – одна черная, другая красная, третья желтая. Под каждой балкой – по лозунгу: «Анархия – мать порядка», «Да здравствует чистое искусство!», «Долой десять министров-капиталистов!».

Кондратий Степанович с гордым и независимым видом расхаживал по клубу. Так же гордо и независимо держались Бяшка с Севой. Они объявили Мише, что это последнее слово в живописи. Так теперь рисуют во всех странах. Так рисовал и Маяковский, пока был художником. Бяшка попробовал объяснить Мише значение какой-то кляксы, но запутался и ничего объяснить не смог".



Это - стена другого деревенского клуба, не такого нарядного. Полустертый лозунг: "Труженики села, крепите дисциплину труда".



А это розаны на жилом доме.

др

Путешествия

Для меня путешествия вне родной страны - это путешествия "вширь", когда расширяются представления о мире, о возможном. Когда новых впечатлений, опытов, первых разов, вкусов, переживаний, форм - архитектурных, растительных, - за недельную поездку как за полгода на месте. А путешествия по России - путешествия "вглубь". Может быть, не такие эмоционально переполненные, всегда не такие концентрированные. От первых в сухом остатке - впечатление, удивление, чувство простора. От вторых - понимание, открытие, они дают мне силы. Первые - торжество гедонизма, кайф и ликование, присутствие в моменте. Вторые - прекрасно мало ожиданий, проживание дня, дороги, ситуации от начала до конца, внимание к деталям и укрепление в силах. Я не была, к сожалению, в местах, которые не принято относить к так называемой "исторической России" (Тува, например), где все запросто может оказаться куда менее привычным и понятным чем, скажем, в Германии. Но мне кажется, что и там чувство "вглубь" будет перевешивать. Конечно, в обоих случаях есть много тождественного (радость пути, чувство предвкушения, встреча с невиданным, встреча со знакомым, смена точки зрения и линии горизонта), но я сейчас о разнице.

Потому сравнивать первое и второе, не говоря уже о том, чтобы думать об одном как о замене другому, мне кажется занятием совершенно бессмысленным - для меня это достаточно разные процессы, объединенные разве что путешественной оболочкой действий и ситуаций.