July 3rd, 2014

др

Лучший город земли

Выполнили с Игорем небольшой заказ; работать нужно было на Пушкинской набережной. Для меня заказ стал проектом "Три чудесных утра в городе-курорте". В 7-45 мы встречались у м. "Парк культуры", шли через Крымский мост, а там все тридцать три удовольствия: уже яркое солнце, но еще не жарко и не душно, поливальные машины, простоооооры, флотилия пришвартованная, водой пахнет, на набережной и в парке - никого, кроме утренних спортсменов и персонала. А Пушкинская набережная с лежаками сейчас - абсолютный советско-курортный променад. Все мне нравится: и тени на белой беседке, и молодые липы стройностью, и немолодые липы кущами, и как вода плещется, и петуньи в ящиках. Среди ярусных клумб парка Горького для стаффажа отчаянно не хватает простых шахтеров в халатах из "Старика Хоттабыча". Розарий у Андреевского моста с фонтаном в центре такой же богатый и незатейливый, как киевский торт. В лоб: много_роз. Всё, какие там изыски. И это - абсолютное попадание в розарий моего детства в ботаническом саду (розарий в Сокольниках уже не про много_роз, а про красивый сад). Во время работы непроизвольно бурчишь под нос "Александру", "Солнце красит нежным светом", "Я шагаю по Москве" и так далее.

И тут начинается вообще самая любимая мною часть: город изнутри и подготовка к действию, как это работает. Так бывает в конце апреля в приморских курортных городах: большинство кафе закрыто, кто-то мебель завозит, кто-то коврики чистит, мужики на станции лодки красят, а рабочие заливают бетоном все подряд и устанавливают пластиковые деревья. Очень интересно. Мы рисовали по утрам по 4 часа, и нас как бы не было. За это время можно увидеть и услышать жизнь открытой веранды: охрана смотрит кино на ноутбуке, курит, матерится.  Охрана постепенно просыпается. Охрана переговаривается по рации: "Кавказ, я Берег, у нас без проишествий, как понял? А на обед что дают?". Приходят официантки. Приходит барриста. Приходит менеджер. Рассказы, кто где плясал ночью, шутки. Касса не работает. Расписывают, где чьи столики. Привозят продукты.  Приходят повара, и от рисования начинают отвлекать запахи. И так - три дня, все по заведенному порядку.  Все это - за спиной или под ногами, потому что работаем со стремянки и всем мешаем носить стаканы и ходить туда-сюда, а еще за спиной - солнце и река.  Зато можно рассмотреть всю изнанку барной стойки.

И ты - и часть этого процесса и города, участвуешь в общей музыке, и в то же время - вовне, тк не принадлежишь ей. На второй день идешь и чувствуешь себя дирижером: тогда-то этот вступит, а через полчаса - тот зазвучит. Игорь, коллега, оба дня ждал меня у метро и говорил, что видел одних и тех же людей, например, моряка в фуражке, которая была ему велика.

Я очень люблю работать в городе.

Collapse )
набережная1.jpg

Collapse )
др

(no subject)

У меня снова проснулся интерес к посадкам. Последние много-много лет мне было интересно убирать, обрезать и пропалывать сад, а сажать и компоновать ничего не хотелось. На прошлых выходных с удовольствием обрезала сирень, придала форму шиповнику и подвязала его (кто делал - тот поймет), привела в порядок пионы и арункус, почти в ноль извела айву...а потом неожиданно для себя пересадила фиалки бордюром и наметила клумбу, и хочу теперь сажать еще.

Цветы в поле в этом году не задались, только по берегу речки немного. Зато земляника задалась не только на берегу, но и по лугам, и малина будет. Только бы грибы к августу наросли, только бы грибы к августу наросли.

У меня вообще неплохо получается не думать, а в поле и у реки ветер вымывает из головы вообще все. Просто живешь себе. Даже у моря не так.

На даче все откладывают насущное чтение и затевают читать неожиданные книги. Папа в который раз перечитывает "Зулуса Чаку", Катя - Шварца, я - "Войну и мир". Пока что я читаю о том (в смысле, писатель пишет о чем-то своем, а читатель читает свое), что война - такая громоздкая, бюрократическая, бессмысленная на всех уровнях ерунда. Причем эта тема в книге, как мне сейчас кажется, выстраивается не на смертях и вот этом вот всем, а именно на громоздкости и противоестественности, такой цивилизационной надстройке, не имеющей ничего общего с человеческой природой. Что-то бумажное он описывает.

дубна2014-1.jpg
Collapse )